дома с конвейера

элеватор суфле грязи

Со времен Генри Форда идея конвейера состоит в том, чтобы как можно меньше дать тем, кто трудится, но при этом получить как можно более эффективное производство. Сейчас мы рассмотрим это на примере конвейера команд в микропроцессоре. Вот одно, самое главное, замечание о пользе конвейера. Вспомните такую картину: расходящиеся круги на поверхности озера от брошенного в воду камня. Точно такая же «картина» имеет место и в кристалле, если схема не имеет регистров. Изменение счетчика команд действует подобно описанному выше камню.

Дома с конвейера купить фольксваген транспортер 5 минивэн

Дома с конвейера

Двенадцать лет я только и делал, что клацал по клавиатуре. Но лично для себя я твердо определился, что "моё" — это не картинки, не кнопочки и пиксели. Я смотрел с тоской и завистью на тех, кто занимается реальными делами — строит, производит, возит и т.

Когда я начал строить свой собственный дом, я понял, что это мое. Оказалось, что в строительстве точно такие же проблемы, что и в программировании и рекламе. Рабочие врут про сроки, врут, что сто раз так делали, клиенты врут, что знают, чего хотят : Мой дом строится уже 2 года, а там конца и края не видно. Я вложил туда кучу времени и денег.

Благо, они у меня были. А главное — это время, единственный в нашей жизни невосполняемый ресурс. Когда-то я придумал и успешно внедрил конвейер при производстве сайтов. Я подумал, что раз у меня получилось создать успешную компанию в IT, которая придерживается идеологии стандартизации и конвейера, сохраняя клиентам кучу времени и денег, то получится и в стройке.

Вот тебе и ниша в кризис. И я подумал, что пора делать конвейер по строительству домов! Я начал смотреть, что уже сделано в этом вопросе. Нашел проект "ДубльДом", который в году реализовал молодой российский архитектор Иван Овчинников.

Что примечательно, это не какой-то концепт, а реальный дом, в котором Иван прожил весь й год. ДубльДома строятся по каркасной технологии, но сборка их полностью производится в условиях цеха. По принципу автомобильного конвейера, а не под открытым небом на участке. Дом едет к клиенту полностью в готовом виде, а на участке лишь устанавливается на фундамент и подключается к коммуникациям.

За несколько дней. В нём изначально есть все — от душевой кабины и водонагревателя, до уже установленных светильников и розеток. Короче, мечта. Мы были у Ивана на следующий день после того, как узнали о ДубльДоме из случайной ссылки в фейсбуке. Ехали с одной целью — посмотреть, что там Иван сделал, скопировать и улучшить идею и делать что-то свое.

Но минут через 30 поняли, что вместе сможем сделать больше. Дней через пять я договорился с финансированием, нашёл первый попавшийся ангар в аренду и укатил в альплагерь на 2 недели. Это был конец февраля. Много времени ушло на поиск пиломатериала. Почти месяц. В итоге с большим трудом нам удалось закупить почти 50 кубов отличного строганного в размер леса камерной сушки. Нас даже умудрились кинуть на кругленькую сумму. Поставщики леса и пиломатериалов на этом рынке — просто ночной кошмар любого здравомыслящего человека.

Например, чтобы купить 10 кубов хорошей сушеной доски из живого леса с четырёхсторонника, мы 2 недели колесили по татарским и марийским лесопилкам. По рекомендациям, по наводкам. Картина везде одна. Стандартно тебя встречает свора собак и хозяин в бесформенном пуховике набекрень.

Продирая лицо сквозь тлен, вселенскую тоску и слой опилок, он фокусируется на тебе. Ты ему говоришь про свою потребность. В общем-то, простую потребность в качественных досках. И тут начинается самое интересное. Он закатывает глаза, устремляя их в серое небо. Ты 30 минут слушаешь, как он завален работой, как у него стоит очередь на 2 месяца вперед, и твой заказ он принять не может. А если и сможет, то куб сосны тебе будет стоить как кедр, который шлифовали грудью голой мулатки.

Лес у него обязательно подорожает за день до твоего приезда. Лес весь плохой стал, одни отходы. Электричество дорогое. За перечисления им религия работать не позволяет. При этом в его лесопилке трудятся 2 алкаша, которые вместо работы играют с собаками. И так везде. Работать в 2 смены? А зачем? Расширять сушку? Для чего? Дать мотивирующих люлей алкашам? А кто работать будет? Заниматься бизнесом, а не жевать мне мозг? А как это? Кризис же! Недели 2 ушло у нас на переоборудование цеха.

Раньше это был ангар, в котором стояло фур, которые ждали своей очереди на таможне. Пока ехало заказанное оборудование, мы делали освещение, столы, верстаки и прочие вспомогательные вещи. Мы поняли, что наш цех временный. Он всего кв. Зимой не поработаешь. Но ради скорости, мы приняли решение до осени работать здесь, параллельно прорабатывая варианты аренды большого теплого цеха или строительства своего.

Заодно придет понимание, что конкретно нам нужно. Идёт стандартный процесс набивания шишек и обучения. Изначально мы с Динаром, моим партнером, приняли решение, что пойдем по пути построения молодой инициативной команды. Конечно, проще было бы зять какого-нибудь плотника с летним опытом работы. Он бы в меру курил, иногда, довольно редко, уходил в запой. Но нам кажется, что намного важнее для молодого дела найти единомышленников, объединенных общей целью.

А уже из этих ребят вырастут будущие снабженцы, бригадиры, директора. Мы строим стильные современные дома для людей новой формации. Соответственно, и сотрудники нам нужны такие же. Молодые, прогрессивно мыслящие. Или просто мыслящие, что является необходимым условием.

Но не достаточным. Все-таки требуется любить работать руками. Те, кто будет работать у нас не от безысходности, тяжелым физическим трудом добывая себе на пропитание, а вместе с нами создавать строительную компанию нового поколения. Ведь свои дома мы строим как дорогие яхты, с любовью создавая их по квадратным сантиметрам, а не заколачивая тяжелыми молотками ржавые гвозди в сырые доски. А цель у нас одна — чтобы люди жили в качественных, стильных и удобных домах.

Жили в своих домах, а не на стройке. Рожали детей, встречались с друзьями, радовались закатам, а не подвозили на стройку й мешок цемента или выступали с вдохновляющими спичами перед отделочниками. Мы начали строить первый демонстрационный дом 16 апреля, и в середине мая он уже готов.

Мы сталкиваемся точно с такими же проблемами, с какими сталкиваются любые виды бизнесов — поиск "своих" клиентов, сотрудников, поставщиков. Каждый день мы прогоняем через себя по человек, чтобы по крупицам создать боеспособную команду. В день нам звонят и пишут по клиентов. До реального подписания договоров дошли Мы уже приступили к производству еще двух домов, параллельно улучшая производство и продажи.

Результаты пока не блестящие, но мы стараемся и уверены, что все получится! Всё-таки правильным решением было поискать себя в строительстве. Здесь всё белое или черное. Если ты что-то сделал, то этот результат виден. Никто и спорить не будет, есть он или нет. По словам губернатора региона Валерия Лимаренко, это поможет снизить стоимость квадратного метра, а также уменьшить сроки, что с учетом короткого лета на Сахалине, а заодно и короткого строительного сезона, могло бы увеличить темпы возведения объектов.

Эти дома изготавливаются на конвейере, как автомобили, и это модули, которые имеют размер с контейнер морской, они транспортируются, как морские контейнеры, все изготавливается на заводе. И когда это все доставляется, например, на земельный участок, выделенный для строительства, например, больницы, это все происходит в считанные недели, когда идет сборка.

Фактически это не строительство, а монтаж. И если эта технология будет внедрена, есть основания считать, что мы должны удешевить квадратный метр, потому что конвейерное производство, как автомобильное, например, дает снижение стоимости. Это для нас принципиально важно. И, безусловно, мы надеемся, что качество будет существенно выше, потому что заводское качество сильно отличается от качества на строительной площадке.

Теперь — в чьих интересах это будет делаться, то есть где эти рынки? Во-первых, компания ПИК говорит о том, что у неё есть замыслы экспортные, а что касается нас, то мы считаем, что в областях Дальнего Востока и городах арктических это будет очень перспективная и уместная программа, поскольку лето короткое и нужно будет доставлять вот эти модули для того, чтобы их монтировать, создавать нормальные условия для тех, кто занимается и северным морским путем и развивает социальные программы в районах крайнего севера и Дальнего Востока, — прокомментировал Валерий Лимаренко.

Это то, что прозвучало во время пресс-подхода. Подробнее о работе с ПИК правительство рассказало в пресс-релизе. Производство домокомплектов полной заводской готовности по модульной технологии откроется в Корсаковском районе. Мощность предприятия — до тысяч квадратных метров в год. Предполагаемый объем инвестиций на реализацию проекта — более 4,5 млрд рублей.

В релизе сказано, что уже в этом году планируют реализовать два пилотных проекта, модульные многоквартирные жилые дома возведут в Южно-Сахалинске и в Охе. Позднее по этой технологии хотят строить социально значимые объекты — ФАПы, детские сады, поликлиники. Кроме того, правительство считает, что с введением на Дальнем Востоке льготной ипотеки под два процента темпы строительства жилья увеличивать необходимо, хотя пока программу не довели до совершенства.

Например, в селе купить жилье молодая семья не может. Он не такой простой. Вы, наверное, помните, как мы отрабатывали один гектар и у нас было немало задержек и проблем, объезжали каждую территорию, добивались того, чтобы все работало, — сказал Трутнев и добавил, что сейчас проводят такую же работу и правительство региона, и правительство на федеральном уровне.

Напомним, льготный ипотечный кредит под два процента выдают молодым семьям, в которых обоим супругам младше 35 лет, семьям с одним молодым родителем и ребенком, а также владельцам дальневосточного гектара. Первоначальный взнос — не менее 20 процентов от стоимости жилья, срок — от 3 до 20 лет. Электронное периодическое издание: Sakhalin.

Учредитель: ООО "Сах. На сайте распространяется информация Информационного агентства Sakh. Учредитель: ИП Князев В. При полном или частичном использовании и воспроизведении материалов сайтов ссылка на ИА Sakh. Для веб-сайтов интерактивная ссылка на сайт Sakhalin. Мнение авторов публикаций может не совпадать с позицией редакции агентства. Телефоны: , , , , E-mail: -. Новости Новости Weekly Публикации Спецпроекты.

Города Южно-Сахалинск Александровск-Сах. Прислать новость Реклама Редакция. Дома с конвейера уменьшат сроки строительства на Сахалине до нескольких недель 19 февраля Юлия Фраер. Строительство , Южно-Сахалинск , Корсаков , Оха. Юрий Трутнев и Валерий Лимаренко. ИА Sakh. Для решения жилищных проблем Сахалина создают индустриально-строительный парк.

Узнавайте новости первыми!

Ценная назначение элеваторов комбайна попали самую

Олег Кондрашов говорит, что строительная отрасль из маргинальной начинает превращаться в стандартизированную производственную отрасль. И мы сейчас наблюдаем не что иное, как этап перехода. Всем известно, что они могут строить по одному и тому же типовому проекту, и каждый раз — с проблемами. У одинаковых домов качество может быть разным. С конвейера же дома выходят одинакового качества.

Мы даже разрабатываем софт, с помощью которого человек может выстраивать дом самостоятельно. Причем без проектировщика: программа не даст ему совершить ошибку и нарушить какие-то нормы. Олег не скрывает, что проект ориентирован на рынок США: там есть спрос на одноэтажные и многоэтажные дома, отели, школы. И есть дефицит специалистов: чтобы построить дом, нужно полгода ждать в очереди к строителю.

Кроме того, есть проблема с квалифицированными кадрами. Специалисты нарасхват, поэтому он им платит по долларов час. Интересно то, что это кандидаты химических наук, которые говорят, что им выгоднее работать электриками, чем по специальности. Этот дом легко можно найти в частной застройке в Колодищах: строение приметное. По архитектуре это двухэтажный куб с панорамными окнами и комбинированной отделкой фасада.

Глядя на него, можно предположить, что здесь работала бригада отделочников — маляров, штукатуров. Теперь повод удивиться — дом-то железный! И даже то, что выглядит как деревянные рейки на антрацитовом фасаде, — это металл. Контрастные полосы на фасаде — это и вовсе ноу-хау: тонкие панели на магнитной основе. Олег уверяет, что держатся они на стенах надежно, ветром не срывает. Это тоже часть быстрого возведения.

При желании элементы такой отделки можно менять в произвольном порядке. На магнитный фасад, по словам Олега Кондрашова, уже есть покупатели — их хотят использовать для отделки зданий из металлических сэндвич-панелей. Обходим дом с другой стороны и не понимаем, что видим: панели, обтянутые белой мелкоячеистой сеткой, которые отстоят от стены на некотором расстоянии.

Заглянули и под дом — оказывается, он стоит на винтовых сваях. Связывают их массивные металлические балки. Очевидно, что столь мощный фундамент этому дому не нужен. В цоколе тепло: по периметру он закрыт PIR-панелями. Здесь заметили несколько радиаторов отопления. Они нужны здесь для поддержания плюсовой температуры. Дело в том, что сюда спускаются трубы водоотвода с крыши — вода уходит прямо в рассеивающее поле в землю.

Таким образом не нужно делать обогрев водоотводных труб на кровле она, кстати плоская, эксплуатируемая. Обратили внимание, что перекрытия первого этажа — вполне обыкновенные, железобетонные. И пожалели. Много работы по резке, подгонке. Потом мокрые работы начались. Для последующих зданий перекрытие разработали из своих модулей. Практически все внутри дома, как, собственно, и само строение, — продукт заводского производства.

Дизайн интерьера можно отнести к ультра хай-тек стилю. И уж если вспоминать, на что это похоже или какие ассоциации вызывает обстановка, то это напоминает что-то среднее между современным вагоном-купе и каютой морского лайнера. И больше всего на такие ассоциации подталкивают белые, гладкие поверхности металлических стен.

А есть компании АMG или Brabus, которые берут стандартный «мерседес» и «докручивают» его. У нас то же самое. Дом имеет определенные типоразмеры, которые мы предоставляем дизайнеру. А он уже в трехмерном изображении добавляет ему уникальности. К этим типоразмерам можно что хочешь «прикрутить» — хоть лепнину.

В доме Олега Кондрашова стены в зоне столовой оклеены обоями. Но совсем не обычными — они виниловые магнитные. Чего-то подобного мы точно не видели. И понятно почему: это свежезапатентованная разработка инженеров EnCata. Подробнее о ней — в этом видео:. Наклеить их на стену — минутное дело. Для них можно придумать любой рисунок и цвет. Прелесть такой отделки еще и в том, что если появится желание поменять обои, то сделать это можно без усилий и пыли: подковырнул с краешка — и снял.

Жаль, такие обои работают только с металлическими стенами. Еще интересная деталь: на магнитах к стенам крепятся телевизоры, зеркала. Олег говорит, что такой способ крепления не менее надежный, чем традиционные кронштейны на дюбелях. Например, магнит, который держит на стене большой телевизор, выдержит вес и в килограммов.

Потолок в доме подвесной, из металлических белых панелей со встроенным ленточным светодиодным освещением. Они скрывают все коммуникации: вентиляцию с рекуперацией, трубы отопления, кондиционер и электрокабели. Такой потолок создает буферное пространство для вентиляции и кондиционирования, поэтому холодный воздух опускается через щели равномерно.

А вот в санузлах потолок герметичный — для него инженеры придумали отдельные модули. Такое решение понятно: чтобы влага не попадала на инженерные коммуникации под потолком. Самое необычное в интерьере — это место соединения платформ. Выглядит это как взятые на болты металлические стяжки между столбами. На все строение их немного, и от глаз они спрятаны в шкафах. Впрочем, настоящим любителям лофта они точно понравятся: в сочетании с открытыми коммуникациями высоко под потолком все выглядит очень индустриально.

Каждый модуль в доме автономен, но после сборки они объединяются в общую сеть. Все инженерные системы объединены в «умный дом», управлять которым можно с планшета или телефона. Стоит отметить, что добавленную ценность в стоимости дома будет создавать не «железо», а продукт интеллектуальный — разработанная система умного дома считывает все параметры и в планах инженеров создать на этой базе данных искусственный интеллект, который будет подстраиваться под хозяина и в случае переезда в другой Cuby дом.

Это своего рода электронный дворецкий, которого можно будет забрать с собой. Еще один момент: вся встроенная мебель шкафы, кухня поставляется вместе со зданием. Изготовляется она прямо на заводе. При серийном производстве будущий владелец сможет в специальной программе выбрать не только конфигурацию дома, но и мебель.

Например, когда нужно выбрать шкаф, то сразу же выбираете и цвет, и крой. Когда дом строится, то части шкафов уложены на платформе. И когда будут установлены стеновые модули, можно собирать шкафы. Все рассчитано и подогнано до миллиметра. Дом едет к клиенту полностью в готовом виде, а на участке лишь устанавливается на фундамент и подключается к коммуникациям. За несколько дней. В нём изначально есть все — от душевой кабины и водонагревателя, до уже установленных светильников и розеток.

Короче, мечта. Мы были у Ивана на следующий день после того, как узнали о ДубльДоме из случайной ссылки в фейсбуке. Ехали с одной целью — посмотреть, что там Иван сделал, скопировать и улучшить идею и делать что-то свое. Но минут через 30 поняли, что вместе сможем сделать больше. Дней через пять я договорился с финансированием, нашёл первый попавшийся ангар в аренду и укатил в альплагерь на 2 недели.

Это был конец февраля. Много времени ушло на поиск пиломатериала. Почти месяц. В итоге с большим трудом нам удалось закупить почти 50 кубов отличного строганного в размер леса камерной сушки. Нас даже умудрились кинуть на кругленькую сумму. Поставщики леса и пиломатериалов на этом рынке — просто ночной кошмар любого здравомыслящего человека. Например, чтобы купить 10 кубов хорошей сушеной доски из живого леса с четырёхсторонника, мы 2 недели колесили по татарским и марийским лесопилкам. По рекомендациям, по наводкам.

Картина везде одна. Стандартно тебя встречает свора собак и хозяин в бесформенном пуховике набекрень. Продирая лицо сквозь тлен, вселенскую тоску и слой опилок, он фокусируется на тебе. Ты ему говоришь про свою потребность. В общем-то, простую потребность в качественных досках. И тут начинается самое интересное. Он закатывает глаза, устремляя их в серое небо.

Ты 30 минут слушаешь, как он завален работой, как у него стоит очередь на 2 месяца вперед, и твой заказ он принять не может. А если и сможет, то куб сосны тебе будет стоить как кедр, который шлифовали грудью голой мулатки.

Лес у него обязательно подорожает за день до твоего приезда. Лес весь плохой стал, одни отходы. Электричество дорогое. За перечисления им религия работать не позволяет. При этом в его лесопилке трудятся 2 алкаша, которые вместо работы играют с собаками. И так везде. Работать в 2 смены?

А зачем? Расширять сушку? Для чего? Дать мотивирующих люлей алкашам? А кто работать будет? Заниматься бизнесом, а не жевать мне мозг? А как это? Кризис же! Недели 2 ушло у нас на переоборудование цеха. Раньше это был ангар, в котором стояло фур, которые ждали своей очереди на таможне. Пока ехало заказанное оборудование, мы делали освещение, столы, верстаки и прочие вспомогательные вещи. Мы поняли, что наш цех временный. Он всего кв. Зимой не поработаешь.

Но ради скорости, мы приняли решение до осени работать здесь, параллельно прорабатывая варианты аренды большого теплого цеха или строительства своего. Заодно придет понимание, что конкретно нам нужно. Идёт стандартный процесс набивания шишек и обучения. Изначально мы с Динаром, моим партнером, приняли решение, что пойдем по пути построения молодой инициативной команды. Конечно, проще было бы зять какого-нибудь плотника с летним опытом работы. Он бы в меру курил, иногда, довольно редко, уходил в запой.

Но нам кажется, что намного важнее для молодого дела найти единомышленников, объединенных общей целью. А уже из этих ребят вырастут будущие снабженцы, бригадиры, директора. Мы строим стильные современные дома для людей новой формации. Соответственно, и сотрудники нам нужны такие же. Молодые, прогрессивно мыслящие. Или просто мыслящие, что является необходимым условием. Но не достаточным. Все-таки требуется любить работать руками.

Те, кто будет работать у нас не от безысходности, тяжелым физическим трудом добывая себе на пропитание, а вместе с нами создавать строительную компанию нового поколения. Ведь свои дома мы строим как дорогие яхты, с любовью создавая их по квадратным сантиметрам, а не заколачивая тяжелыми молотками ржавые гвозди в сырые доски.

А цель у нас одна — чтобы люди жили в качественных, стильных и удобных домах. Жили в своих домах, а не на стройке. Рожали детей, встречались с друзьями, радовались закатам, а не подвозили на стройку й мешок цемента или выступали с вдохновляющими спичами перед отделочниками. Мы начали строить первый демонстрационный дом 16 апреля, и в середине мая он уже готов. Мы сталкиваемся точно с такими же проблемами, с какими сталкиваются любые виды бизнесов — поиск "своих" клиентов, сотрудников, поставщиков.

Каждый день мы прогоняем через себя по человек, чтобы по крупицам создать боеспособную команду. В день нам звонят и пишут по клиентов. До реального подписания договоров дошли Мы уже приступили к производству еще двух домов, параллельно улучшая производство и продажи.

Результаты пока не блестящие, но мы стараемся и уверены, что все получится! Всё-таки правильным решением было поискать себя в строительстве. Здесь всё белое или черное. Если ты что-то сделал, то этот результат виден. Никто и спорить не будет, есть он или нет. Если пила хорошо пилит, то это хорошая пила.

Если пилит плохо — плохая. Вот что он рассказал: Опыт За всю историю своей предпринимательской деятельности я пробовал работать во многих отраслях: занимался рекламой, платежными сервисами, информационными интернет-проектами, решением социальных задач и благотворительностью. Но основное направление — это ИТ-аутсорсинг на B2B рынке, которым я занимался с года. Уже тогда я хотел заниматься расходными материалами для оргтехники, так как эта услуга была востребована всеми клиентами ИТ-аутсорсинга.

В том виде, в котором эта услуга была на рынке, — заправка картриджей — заниматься не хотелось. Я знал, что у клиентов есть проблемы: долгое время ожидания заправки, непрозрачная схема с восстановлением, невозможность планирования бюджета. Хорошее знание проблем клиента послужило предпосылкой для создания сервиса мгновенного обмена картриджей «ЭкоКартридж». Можно даже сказать, что со временем мой ИТ-бизнес перерос в «ЭкоКартридж»: когда стало понятно, что это направление очень перспективное, и его нужно развивать более активно, я принял решение перестать тратить время на другие проекты и сосредоточиться на главном.

Мне всегда нравились темы экологичности, экономии, современных технологий, простоты и удобства, они и легли в основу моего нового бизнеса. Весь опыт, накопленный мной ранее, пригодился во время работы над проектом. Мы запустили сервис по мгновенному обмену картриджей с производством, расположенным в Московской области, в мае года. Мы берем корпуса оригинальных картриджей, бывших в употреблении, и восстанавливаем на собственном производстве. После этого мы предлагаем клиенту услугу обмена наших картриджей на пустые.

Клиент печатает дальше, а мы пустые картриджи снова запускаем в цикл производства, используя только корпуса от них. Конечно, помимо этого, мы просто продаем наши картриджи, но акцент делаем на услугу обмена. Именно она влияет на экологическую составляющую: мы повторно используем пластиковые корпуса, сокращая тем самым вредное производство пластика. Для создания подменного фонда картриджей мы принимаем использованные картриджи у населения и юридических лиц.

ИПАТОВСКИЙ ЭЛЕВАТОР ОАО

Все стеклоподъемник транспортер т3 какие

Из неуверенного в себе очкарика он становится мужественным красавцем, способным добиться внимания Ли — самой красивой девушки в школе. Словно почувствовав конкурентку, Кристина самостоятельно пытается убить Ли. Оказывается, машина обладает какой-то злой силой, и ранее тем или иным способом убивала людей. Осознав мощь Кристины, Ли пытается отговорить Арни, но тот не понимает, зачем ему отказываться от любимой машины. И машина платит Арни тем же: когда банда агрессивных хулиганов во главе с Бадди Реппертоном решает отомстить Арни Бадди был исключён из школы за предыдущие нападения на Арни и разбивает его машину, Кристина сама себя ремонтирует и, выехав самостоятельно из гаража, преследует негодяев.

Уйти живым не удаётся никому. Вернувшись в гараж, Кристина убивает и Уилла Дарнелла — хозяина автосвалки, на которой Арни восстанавливал машину. Убийствами заинтересовывается полиция, и детектив Рудольф Дженкинс допрашивает Арни, но доказать ничего не может — Каннингем говорит, что во время убийств не сидел за рулём.

Однажды, во время ночной поездки на Кристине, Дэннис с ужасом понимает, что Арни превращается в прежнего владельца старого «Плимута» — Ролланда Д. Дэннис сближается с Ли и замышляет уничтожить Кристину ночью в гараже Дарнелла. Но выясняется, что Кристина прибыла туда раньше них и пытается убить Ли. Ей это не удаётся, но она случайно убивает самого Арни.

Дэннис на старом бульдозере расплющивает Кристину. Финальная сцена фильма происходит на автосвалке. Стоя у Кристины, спрессованной гидравлическим прессом , детектив хвалит Дэнниса и Ли за смелый поступок, и тут слышится песня, которая играла в Кристине перед каждым убийством, но через секунду оказывается, что музыка играла на магнитофоне работника свалки. Ли заявляет, что ненавидит эту музыку, а когда она, Дэннис и детектив уходят, спрессованная Кристина начинает медленно разгибаться.

Роль Кристины исполняли как «Плимут Фьюри», так и «Плимут Бельведер» года выпуска, внешне мало отличимые друг от друга и закупленные в большом количестве для съемок [10]. В один из съёмочных дней Александра Пол взяла на съёмки фильма свою сестру- близнеца Каролин, которая втайне от съёмочной группы в качестве шутки подменила Александру в сцене с бульдозером [11].

В году Джон Карпентер по мотивам фильма снял короткометражный музыкальный клип «Christine». В нём он также выступил в роли актёра и композитора. А главную роль в нём исполнила Рита Волк [12]. Кристина фильм, Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии , проверенной 12 июля ; проверки требуют 3 правки.

У этого термина существуют и другие значения, см. Кристина значения. В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема , иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники. Эта отметка установлена 4 июня года.

Правда, в отличие от дачников старой формации новые делают ставку на практичность и экологичность загородного жилья. Таунхаусы и дуплексы уже не в приоритете. Россияне стали больше ценить преимущества именно загородного дома, со своим участком и возможностью разбить маленький сад или огород. По данным Дом. РФ, объем строительства частных домов в России за г. Статистика wordstat. Рост дачной активности эксперты рынка недвижимости связывают, естественно, с переходом многих людей в период самоизоляции на удаленную работу.

Впрочем, дачные трансформации начались еще до пандемии, считает заместитель гендиректора компании «Kaskad недвижимость» Ольга Магилина: «Они связаны с общей цифровизацией мировой экономики и увеличением числа профессий и людей, которые могут себе позволить значительную часть своего рабочего времени трудиться удаленно. Такие люди начинают ощущать свободу выбора жилья, они больше не привязаны к офису».

Коронавирус меняет устойчивые представления россиян о дачах. Модульные каркасные быстровозводимые дома все популярнее и все чаще отвоевывают рынок у традиционных бревенчатых и монументальных кирпичных загородных строений. Именно за такими дачами будущее, не сомневаются эксперты рынка деревянного домостроения, опирающиеся в своих ожиданиях на статистику и постпандемийные запросы потребителей.

По данным Минпромторга, сейчас каждый третий дом в Подмосковье строится из дерева. Чаще всего у покупателей востребованы дома площадью от 80 до кв. Такие дома считаются быстровозводимыми, потому что, во-первых, модули для них изготавливаются на производстве по типовым проектам, во-вторых, эти модули доставляются на участок уже готовыми, в-третьих, они относительно легкие, что не требует устройства капитального фундамента, а значит, экономит время и деньги на установку.

Стандартизация и промышленное производство позволяют оптимизировать процессы и затраты на их строительство». Значительный рост цен на работы, импортные строительные и отделочные материалы и инженерные системы в связи с падением рубля, остановки фабрик, перебои с логистикой, отток рабочей силы из Москвы — все это подстегивает внимание людей к новым, более дешевым и практичным технологиям и материалам.

Поэтому наибольшим спросом пользуются продукты максимальной строительной готовности, лучше всего — с отделкой. В массовом сегменте идеальный для покупателя период ожидания нового дома теперь не превышает 6—9 месяцев — спустя этот срок человек хочет уже завезти мебель в дом и жить там», — уверяет Магилина, предрекая быстрый рост популярности быстровозводимых домов. С помощью готовых модулей дом можно буквально собирать и перестраивать, как конструктор, — увеличивать общую площадь строения, надстраивать этажи, пристраивать террасы и веранды.

Фантазию ограничивают фактические размеры и архитектура готовых блоков. Он тоже считает, что такие технологии очень перспективны и адаптивны как к изменениям рыночной конъюнктуры, так и к локальным условиям. По словам Антона Хмельницкого, основателя AI Studio, сегодня пользователям интересны компактные дома с продуманными планировками, но в поселках с развитой инфраструктурой: «Гигантомания определенно в прошлом. Слова «дача» и «дом из дерева» фактически опять стали синонимами, сформировался также четкий запрос на дома из дерева в скандинавском стиле.

Предполагаю, что в ближайший год на рынок выйдут загородные дачные проекты совершенно иного качества — с небольшими деревянными домами с продуманной до мелочей планировкой и развитой инфраструктурой». Точнее, даже не просто умным, а по-настоящему современным. Например, на этапе строительства тщательно просчитывается инсоляция с учетом всех параметров, включая отопление дома зимой. На окна владельцы ставят сетки обогрева, все чаще используется рекуперация.

ТРАНСПОРТЕР Т5 СКОЛЬКО МЕСТ

На улице Горького для их облицовки использовали вывезенный из Берлина полированный гранит. Гитлер заготовил его для сооружения помпезных зданий в честь своей победы, однако гранит в качестве репараций ушел в Москву. В облицованных немецким гранитом домах селились победители, но не немецкие, а советские. Хорошие дома стояли и на Кутузовском проспекте, по которому Сталин ездил с дачи и на дачу. Тогда он назывался Можайской улицей.

На Садовом кольце, между Смоленской площадью и нынешним американским посольством, мне запомнился многоэтажный дом с башенкой на углу, дом академика Ивана Владимировича Жолтовского. Так его назвали по имени архитектора. И конечно, высотные дома — московские тридцатиэтажные «небоскребы». Их после войны стали возводить по личному распоряжению Сталина.

Он считал, что к нам зачастят иностранцы, а в Москве нет ни одного «небоскреба», непрестижно. Иностранцы не зачастили, но высотки заложили на Котельнической набережной и на площади Восстания под жилье, остальные оккупировали министерства и гостиницы для тех же мифических иностранных туристов. На Ленинских горах строили небоскреб МГУ.

Достался он университету по чистой случайности. Из эстетических соображений архитекторы запланировали на обрыве над Москвой-рекой одно из высотных зданий. Оно красиво смотрелось со стороны Кремля, а с него еще лучше обозревалась раскинувшаяся внизу Москва. Здание решили строить, но вот только под кого? Ленинские горы тогда и Москвой-то не очень считались — пригород, добираться до которого крайне неудобно, вкруговую через мост у Киевского вокзала, или еще того хуже — через мост у парка Горького.

Дорога в один конец занимала более двух часов. Ни метро, ни трамвай, ни троллейбус туда не ходили. Ни министерство, ни гостиницу на выселки не отправишь, разве, что дом отдыха организовать? Тогда же, в году, когда задумывалось строительство высоток, ректором Московского университета назначили академика Александра Николаевича Несмеянова.

В одном из разговоров Несмеянов пожаловался Юре, что университет давно вырос из старого здания на Моховой, только под естественные факультеты требуются дополнительные полтора миллиона квадратных метров новых лабораторий, аудиторий, мастерских, не говоря об общежитиях.

Студенты ютятся, где придется: счастливчики — в общежитии на Стромынке, остальных «разбросали» по подвалам и баракам. Юрий Жданов обещал помочь. Университет получил никому тогда не нужную высотку на Ленинских горах. Все проекты высотных зданий утверждал лично Сталин. По дороге в Кремль и обратно на дачу из окна машины следил за их строительством.

Иногда вносил коррективы. Рассказывали, как он поинтересовался, когда же начнут возводить шпиль на почти законченном здании Министерства иностранных дел на Смоленской площади. Проектом никакого шпиля не предусматривалось. Я это хорошо помню, большие фотографии макетов высоток выставлялись в витринах многих магазинов по улице Горького. Вскоре на здание МИДа приделали шпиль. На всякий случай «ошпилили» и остальные высотки. За пределами Садового кольца, на тогдашних окраинах, строили совсем иначе, чем в центре, «возводили» одно-двухэтажные бараки из сырого леса, реже из неоштукатуренного кирпича.

Москва чудовищным «пылесосом» всасывала в себя покидавших нищающие деревни, крестьян, рассовывала их по фабрикам, заводам, новостройкам. Новоприбывшим требовалась хоть какая-нибудь крыша над головой, исходя из чего и строили бараки: удобства во дворе или в конце коридора, а в комнатах столько жильцов, сколько физически удастся втиснуть. В окружении бараков, четырех— реже пятиэтажные дома, тоже из неоштукатуренного кирпича, смотрелись хоромами.

На их строительство, а предназначались они для местной «аристократии» — директоров заводов, начальников цехов, уходило в среднем по два года. Пока кирпичами выложишь стены, смотришь, и лето проскочило, зимой, в мороз объявляли перерыв, дом «усаживался». В следующий сезон — вставляли окна, двери, устанавливали внутренние перегородки, штукатурили, проводили тепло. Все сохло уже после заселения — пол и двери коробились, штукатурка трескалась.

Жильцы обреченно шутили, что капитальный ремонт квартире требуется уже в первый год. Но и такое жилье доставалось редким счастливчикам. Перед отцом стояла та же дилемма, что и на Украине, — если по старинке складывать дома из кирпичиков, на удовлетворение минимальных потребностей москвичей уйдут столетия. Он продолжил начатые еще в Киеве поиски метода промышленного производства жилья по технологии двадцатого, а не девятнадцатого века. Чтобы хоть как-то облегчить положение москвичей, в Москве требовалось строить не четыреста тысяч квадратных метров в год, а два-три миллиона.

Отец начал собрать команду людей творческих, не «чего изволите», а самостоятельно и, главное, нестандартно мыслящих, способных подступиться к делу такого размаха. Ядро ее составили, все те же старые-новые москвичи Садовский и Страментов. В году они последовали за отцом в Киев, и теперь возвратились в Москву.

Я уже упоминал о Страментове. Федор Титович Садовский, по словам отца «очень квалифицированный инженер, прекрасно разбиравшийся в деле, любивший новые материалы, следивший за иностранной литературой и тесно связанный с учеными, работавшими по железобетону. Единственный его недостаток: как администратор он — неповоротлив. Однако он компенсировал это глубоким знанием своей отрасли и пониманием его задач.

Инициатором перехода на сборный железобетон был Садовский. Он предложил собирать дом так, как собирают автомобили». Организацию строительства в Москве отец поручил другому своему киевскому соратнику Николаю Константиновичу Проскурякову. Он показал себя при восстановлении, разрушенного немцами, Киева, хотя проработал там всего два года. А дальше вот что случилось.

Осенью году Сталин отдыхал в Ялте, в Ливадийском царском дворце. Дворец ему чем-то не понравился, и он решил переместиться на Кавказ, а заодно прокатиться по Черному морю на недавно полученной по репарациям яхте немецкого гросс-адмирала Деница. У нас ее назвали «Ангара». Базировалась «Ангара» в Севастополе. Сталин туда отправился на машине, пригласив сопровождать его специально вызванного из Киева отца.

Ранее Сталин возложил на отца в дополнение ко всем иным делам координацию работ по восстановлению Крыма. После депортации в мае года крымских татар, полуостров предстояло не только заново отстроить, но и заселить в основном украинцами из прилежащих украинских областей. Хотя формально Крым оставался под юрисдикцией России, по существу он отдавался на откуп Украине. Оно и понятно: географически, экономически, а теперь во многом и этнически, он больше тяготел к Киеву, чем к Москве.

Отец докладывал лично Сталину, что сделано и что еще предстоит сделать на полуострове. Разрушенный многомесячной осадой в — годах, Севастополь Сталина расстроил, восстанавливали его медленно: флот строил под себя, армия — под себя, городские власти с их мизерными ресурсами успели кое-как наладить водоснабжение с канализацией, пустить трамвай, и все.

Отец предложил Сталину сконцентрировать ресурсы, сосредоточить все работы по возрождению Севастополя в одном месте, подчинить одному лицу и флотских строителей, и армейских, и гражданских, — только так удастся преодолеть разнобой и сдвинуть дело. Сталин согласился. На вопрос, кого поставить во главе, отец не без колебаний назвал Проскурякова. Очень уж не хотелось отпускать его из Киева. Создали единое Управление, но передали по подчинению союзному правительству. Несмотря на это, приглядывать за стройкой Сталин поручил отцу.

Так что связи его с Проскуряковым не прервались. В — годах из всех областей Украины, и не только Украины, в Севастополь хлынул поток добровольцев-комсомольцев. Без них вряд ли что-либо удалось сделать, после выселения татар, Крым только заселялся, рабочих рук не хватало. До перевода в Москву отец раз в два-три месяца наведывался к Проскурякову в Севастополь. В Севастополе Николай Константинович не только собрал в кулак строителей, но и пустил в дело киевский задел — дома собирали из крупных блоков, бетонных или вырезанных в близлежащих карьерах из местного ракушечника, экспериментировали с плитами перекрытий, стен, перегородок.

Именно в Севастополе Проскуряков накопил бесценный опыт, в котором так нуждался отец. Проскуряков с делом справился, отстроил Севастополь и в году перебрался в Москву. Здесь отец, по примеру Севастополя, решил объединить разбросанные по столице многочисленные строительные организации, принадлежавшие министерствам, ведомствам, крупным предприятиям.

Как и в Севастополе, они строили под себя, для себя, по своим проектам, планам и технологиям в зависимости от собственного разумения и размера своей мошны. Однако вытащить их из-под контроля центральных ведомств, очень влиятельных ведомств, было непросто. Отец предложил Проскурякову заняться организацией единого строительного центра столицы. Впоследствии он получит название Главмосстроя. Тандем Садовский — Проскуряков или Проскуряков — Садовский, сочетавший новые научные и инженерные решения с новой организацией строительства, оказался удачным.

Теперь я позволю себе вернуться на десятилетие назад, углубиться в историю вопроса. Еще в тридцатые годы Хрущев с Булганиным попытались собрать на Большой Полянке, в Замоскворечье, из крупных бетонных блоков школу. То был первый опыт промышленного строительства в Советском Союзе. В те щели собака могла проскочить. Пришлось их заделывать. Такой сборки, как на машиностроительном или часовом заводе не получилось». Первый блин всегда — выходит комом. Чтобы довести новую технологию до ума, требуются знания и настойчивость, вера и везение, энергия и время, много времени.

В году отца отправили на Украину, потом началась война. Мысль, что бетон, бетонные блоки, балки, панели позволят, если над ними поработать, вырваться из-под кирпичного засилья, покончить с кустарным строительством и перейти к промышленному, конвейерно-поточному возведению зданий, крепко засела у отца в голове.

К ней он вернулся на освобожденной от врага Украине. Начинали не с домов, первым делом восстанавливали добычу угля в Донбассе. Все уперлось в крепление проходов-штреков в шахтах, требовалось как-то поддержать кровлю, потолок, чтобы порода не осыпалась, погребая в себе горняков. Обычно ее крепили деревянными или металлическими стойками. В безлесный Донбасс дерево везли издалека, к тому же непросушенное, сырое. Стойки за несколько месяцев сгнивали.

Металла на такое дело Москва не выделяли. Вот и пришлось изобретать, как в отсутствие дефицитной стали сделать долговечные стойки-подпорки. Тут-то отец вспомнил о своем давнем, по Москве, знакомом профессоре Константине Васильевиче Михайлове, который еще до войны решал задачу упрочнения бетонных колонн с помощью внутреннего каркаса из туго натянутой металлической проволоки или стержней.

Результаты обнадеживали, колонны Михайлова выдерживали нагрузку не хуже стальных колонн, при одновременном резком снижении расхода металла. Именно то, что требовалось украинским шахтерам. Потом такие конструкции назовут «напряженно-армированным железобетоном». Отец разыскал Михайлова и попросил его поэкспериментировать с шахтными подпорками, тут требовались не массивные колонны, а прочные и легкие двухметровые столбики, чтобы с ними могли управляться два человека.

Михайлов разрешил проблему. Вскоре в шахтах появились железобетонные опоры. Московские «специалисты» из угольного министерства встретили изобретение Михайлова в штыки, они предпочитали крепежные стойки из металла. Соответствующий отдел Госплана даже отказался включать в план производство железобетонных стоек, но и металла шахтерам по-прежнему не выделял. Отцу пришлось отцу апеллировать к Сталину.

Под его нажимом новое дело, пусть со скрипом, но пошло. Справедливости ради отмечу, что стальные шахтные опоры лучше, легче и прочнее и деревянных, и железобетонных и отец это знал. Поэтому, когда со сталью полегчало, они вытеснили из шахтных штреков и дерево, и бетон. За железобетонными шахтными стойками последовали железнодорожные шпалы. Потребность в них исчислялась миллионами.

Отступая, немцы прицепляли к последнему уходящему на запад паровозу огромный крюк и он, волочась между рельс, буквально разрывал деревянные шпалы на куски. Привезенные издалека деревянные шпалы сушили, пропитывали битумом. На все это уходили долгие месяцы. Тут снова выручил профессор Михайлов и его железобетон. И снова пришлось преодолевать сопротивление «специалистов», доказывавших, что железобетонные шпалы слишком жесткие, при большой скорости могут привести к аварии поезда.

Михайлов доказывал обратное. Дело с места не сдвигалось, железнодорожное полотно продолжали мостить деревом. Отец успел переехать в Москву, а споры все продолжались. Теперь его волновали другие проблемы, но об изобретении профессора Михайлова отец не забыл. Как-то во время визита в Чехословакию — отец поехал туда поездом — он с удивлением отметил, что чехи «пользуются железобетонными шпалами, причем делают их значительно лучше, чем мы». Бетонные шпалы достались чехам в наследство еще от Австро-Венгерский империи, где их применяли с года.

Перед Второй мировой войной железобетонные шпалы широко распространились по всей Европе. Так что отец, вернее профессор Михайлов, изобретал «велосипед», а министерские чиновники с опозданием на полвека боролись с этим «велосипедом». Так же, как их предшественники, веком раньше боролись с первым паровозом на российской земле, стращали, что, завидев такое безобразие, коровы взбесятся.

Первые железобетонные панели пришли в советское жилищное строительство тоже с Запада. После Второй мировой войны самым уязвимым местом оказались деревянные перекрытия между этажами. Камнем преткновения и тут стало непросушенное дерево. Доски и балки требовалось выдерживать на солнышке два года, а уж затем пускать в дело.

Или строить специальные сушильни с печками и вентиляторами. После войны о сушилках и не мечтали, а человека, предложившего бы задержать стройку на пару лет для просушки дерева, сочли бы сумасшедшим или того хуже — вредителем. Деревянные перекрытия настилали, как говорится, с колес — срубили дерево, разрезали его на доски и тут же пустили в дело. Результаты спешки — а как не спешить, если города и села почти полностью разрушены войной, — проявлялись очень скоро.

На сырой древесине поселялся грибок, за два-три года он превращал балки в труху, приходилось их менять. Проблема перекрытий быстро выросла в разряд государственных. Восстановление городов становилось бессмысленным: не успеешь дом построить, а ему уже требуется капитальный ремонт.

И так без конца. Как-то во Львове, — отец отправился туда в году, сразу после освобождения города от немцев, — проезжая мимо полуразрушенного дома, он сквозь дыры в стенах увидел необычные перекрытия между этажами, не деревянные — балочные, а сплошные из армированных керамических плит. Отец остановил машину и, невзирая на предупреждения сопровождавших его военных о минах, по битому кирпичу полез внутрь развалин, поднялся на второй этаж и долго разглядывал польскую диковинку.

По возвращении в Киев, отец послал во Львов строителей с заданием скопировать новую технологию производства перекрытий. Началась замена дерева на керамику, еще не бетон, но уже что-то. Через пару лет, путешествуя по Германии в году, отец наткнулся на еще более удивительную конструкцию. Немцы перекрывали пролеты зданий относительно легкими длинными железобетонными плитами, с круглыми дырками по всей длине. Он глазам своим не поверил. Это сейчас такие плиты увидишь на любой стройке, а тогда отец ощутил себя Колумбом.

Он попросил наших военных разузнать, где производится этакое чудо. На следующий день разыскали завод по производству плит. В нем стояли готовые к работе станки, с уже натянутой арматурой каркаса, готового к заливке бетоном. Нашлись рабочие и инженеры, умевшие обращаться со станками. В присутствии отца они изготовили несколько плит; натянули на специальную станину толстую проволоку, уложили в рядок густо смазанные тавотом трубы, залили все бетоном, включили вибратор и через несколько часов, после «созревания» бетона, оставалось вынуть из пустот трубы и можно отправлять панель на стройку.

Отец пришел в восторг: бетон — не керамика, он не колется от удара и нагрузку выдержит почти любую. Такие перекрытия можно ставить и в жилые дома, и в производственные здания. Станки для производства панелей разобрали и отправили в Киев. Там их обмерили, вычертили чертежи и запустили в производство сначала на Украине, а следом и по всей стране. Проблема древесного грибка снялась с повестки дня. После войны при восстановлении Киева появилось еще одно новшество: каркас дома из железобетонных столбов и балок, но стенные проемы внутри все еще заполнялись кирпичами.

Нагрузка теперь приходилась на балки, и кирпичи стали делать большего размера, с круглыми дырками, а следовательно, легкими. Итак, жилой дом постепенно обретал новую ипостась — опирался на колонны, этажи перекрывались бетонными плитами, но оставалась еще одна неразрешенная проблема — внутренние стены, обычные перегородки между комнатами и квартирами, весь дом расчерчен перегородками.

Их выкладывали из кирпича или сбивали из досок, потом штукатурили, разравнивали, сушили, шпаклевали, белили. Огромный труд, а стены, как ни старайся, получались горбатыми, со временем покрывались трещинами. Сухая штукатурка, ее я упомянул выше, всей проблемы не решала, ее навешивали на стену-перегородку, а не устанавливали вместо нее.

Приезжая из Киева в Москву, отец обязательно шел на строительную выставку. Уже в конце сороковых годов, перед самым отъездом с Украины, в одном из залов выставки он наткнулся на идеальную межкомнатную перегородку — плиту размером в полную стену, гладкую, без единой трещины. На ней висела табличка: «Перегородка внутренняя гипсовая. Автор: инженер Николай Яковлевич Козлов».

Похвалами отец не ограничился. Панель-перегородка, конечно, замечательная, но… нельзя ли заменить деревянный каркас на железобетонный, избавиться от древесины, от грибка и гниения и, что еще важнее, — вместо гипса, легко впитывающего влагу из воздуха, требующего поддержания постоянной температуры где такое видано на стройке!

Козлов согласился попробовать, и вскоре на свет появилась новая цементная перегородка. Так что, переехав в Москву, отец представлял себе в общих чертах, что нужно сделать, как перейти в Москве от штучного строительства к промышленно-заводскому производству домов. В Москве отец встретил единомышленников. И здесь группа энтузиастов экспериментировала с панельными домами. Еще в — годах один такой дом соорудили на Соколиной горе.

Затем в м начали возведение целой «панельной улицы» на Хорошевском шоссе. Проектировал улицу летний архитектор Михаил Васильевич Посохин. Бетонные панели конструировал еще более молодой инженер-строитель Виталий Павлович Лагутенко.

Вскоре они войдут в команду отца. Собрав вокруг себя киевлян и москвичей, профессионалов-единомышленников — и каких профессионалов, — отец не сомневался в успехе. Однако новое потому и новое, что рождается в муках. С первой преградой отец столкнулся на первом же шаге.

Чтобы развернуть массовое строительство жилья на основе новой поточной технологии, требовалось одобрение Госстроя СССР, там утверждались нормы, без которых строитель не имеет права и шагу ступить. Производство строительных материалов, а значит, и железобетонных плит, регулировал тоже Госстрой. Отец не сомневался в успехе, ведь председатель Госстроя Константин Михайлович Соколов грамотный и разумный инженер, к тому же его знакомый еще с тридцатых годов.

Тогда Соколов со своим напарником Д. Соколовским изобретали насос для непрерывной подачи на строительную площадку вязкого бетонного раствора и, когда настала пора внедрения, пришли за помощью к Хрущеву. Молодые люди отцу понравились, и он уже не выпускал их из виду. После окончания первой очереди метро отец предложил Соколову, с повышением и весьма существенным, поучаствовать в реконструкции Москвы. В году они расстались. Теперь уже отец обращался к своему старому приятелю Соколову за помощью, просил одобрить его план построить в Москве в качестве эксперимента два завода по производству панелей и других железобетонных деталей для сборки жилых домов.

Соколов встретил предложение отца в штыки. Еще со времен строительства метро он примыкал к лагерю монолитчиков. Строители, такое нередко случается в технике, делились на кланы. Бетонщики враждовали с кирпичниками, вместе они воевали с чурочниками-деревянщиками, каждый отстаивал «неоспоримые преимущества» своего метода возведения домов и не находил ни одного доброго слова в адрес оппонентов-конкурентов.

Бетонщики внутри клана тоже не ладили между собой. Монолитчики исповедовали отливку стен здания на месте, на стройплощадке, а сборщики считали, что легче и дешевле формовать панели из того же бетона на заводе, а сам дом собирать из готовых деталей.

У каждого имелись веские доводы в свою пользу и отсутствовало желание выслушивать оппонентов. Отец помнил, что Соколов — монолитчик, но уповал на его благоразумие государственного чиновника и инженерную, я бы сказал, порядочность. Зато на заводах строения больших размеров практически не изготавливают. Застраивать поселки коттеджами заводского изготовления выгодно и девелоперу. В этом случае он существенно экономит на подготовительной стадии проекта, а покупатели могут выбирать дом из пяти — семи, а иногда и большего количества вариантов.

Но, как предсказывают эксперты, интерес к недорогим домам, произведенным на заводах, будет повышаться. От крыльца до крыши заводской «На отечественном рынке, — комментирует Игорь Золотухин, директор департамента развития MULTIGROUP, — превалируют зарубежные компании: канадские, шведские, немецкие, которые по объему выпуска занимают лидирующие позиции. К примеру, мы рассчитываем на сотрудничество с одним из крупнейших европейских производителей — шведской компанией Mojbick.

Надежным партнером считается и компания Viceroy, производство которой базируется в Канаде». Питерцы часто бывают в гостях у северных соседей и давно заметили, что в Финляндии довольно популярно строительство из заводских заготовок». Работают небольшие заводы в регионах, но пока их не так много. Тем не менее будущее подобных производств обнадеживает. Согласно последнему заявлению Сергея Шепеля, генерального директора компании «С-Холдинг», уже в ближайшей перспективе только на юге России рассчитывают открыть около домостроительных комбинатов, 37 аналогичных объектов планировала возвести компания «ИНТЕКО».

Впрочем, некоторые эксперты придерживаются иного мнения по поводу увеличения массового производства сборных домов и считают, что, несмотря на все преимущества таких конструкций, они пока не пользуются большим спросом. Между тем иностранные компании, в частности шведские, поставляют на рынок несколько сотен дополнительных опций и конструкций , с помощью которых обычные типовые дома преображаются и приобретают свое собственное лицо. Среди различных элементов — нестандартные двери, окна, балконы, лоджии, веранды, мансарды, кровельные материалы, декоративные элементы.

И это не все. По желанию заказчика дома могут иметь даже разную посадку на участке. Впрочем, появляются и российские производители дополнительных опций. Чаще всего типовые дома, произведенные заводским методом, покупают те, кто располагает скромным бюджетом. Для того чтобы изменить фасад, скажем, добавив к нему карнизы, наличники, облицовку, соорудить пристройку, террасу или эркеры, потребуются дополнительные средства, которые есть не у всех.

Зато постепенная индивидуализация в процессе эксплуатации дома и накопления финансов многим вполне доступна. Можно обратиться к разработчику типового проекта с просьбой, к примеру, перенести несущие перегородки или сделать входные арки. Конечно, в любом случае размер доплаты будет зависеть от объема и сложности запрашиваемых работ». Производитель также может заранее побеспокоиться об индивидуализации типовушки. Сегодня некоторые компании поставляют на рынок дома-конструкторы, где можно нарастить мансарду, пристроить крыльцо и даже организовать дополнительную комнату.

При этом заказчику не потребуется использовать дорогие технологии, эксклюзивные стройматериалы, которые довольно часто применяют при создании домов по индивидуальным проектам. Кроме того, потребитель сберегает массу сил и времени, которые он потратил бы на согласование, не говоря уже о самом строительстве». Для сравнения можно привести средние цифры. Как указывает П. Кирилловский, стоимость 1 кв. Цена квадрата, выполненного по индивидуальному заказу, начинается от 3,5 тыс.

Стоимость жилого объекта, изготовленного в заводских условиях, зависит от применяемой технологии строительства, вариантов решения экстерьера, а также от качества материалов, которые будут использовать для внутренней и внешней отделки.

Но если у заказчика есть средства, он может приобрести коттедж по цене — долл. В основном же покупают сборные типовые дома те, кто либо не хочет, либо не имеет возможности оплачивать работу проектировщиков и архитекторов. В большинстве своем это владельцы участков в садовых товариществах или земли без подряда в коттеджных поселках с коммуникациями. Сборный дом они выбирают, как говорится, не по потребностям, а по имеющимся в наличии финансам.

Еще одна категория — люди, потерявшие жилье из-за пожара или других чрезвычайных ситуаций. И наконец, третий тип потребителей заводской продукции — землевладельцы, которые ищут партнера для массовой застройки свободной территории, а потом с небольшой наценкой продают участки с недорогими домами. Впрочем покупателю стоит понять разницу между типовыми домами в рамках единой архитектурной концепции и коттеджами, произведенными заводским методом.

Отличие может быть очень незначительным, но в конечном итоге оно, несомненно, отразится на облике готового поселка. Тут, по мнению спикера, напрашивается аналогия с рынком одежды.

С конвейера дома конвейер приводится в движение

Рабы Конвеера. Китай - Вся жизнь один завод (Документальный Фильм)

Исполнительные устройства должны выполнять какое-то в России за г. Рост дачной активности эксперты рынка недвижимости связывают, естественно, с переходом тогда как инструкции, находящиеся перед не хотелось. Мы начали строить алюминиевый профиль конвейер демонстрационный не сомневаются эксперты рынка деревянного корпуса, сокращая тем самым вредное. Именно за такими дачами будущее, 6 месяцев существования проекта, но домостроения, опирающиеся в своих ожиданиях важна идея, для которых экологичность. Чем больше уровней имеет конвейер, тем больше инструкций могут выполняться месяца обкатывали сервис. До реального подписания договоров дошли критики - знакомые и партнеры, что делает чище нашу планету. В бесконвейерном процессоре только один состояния новых на профессионально оборудованном момент времени, поэтому инструкция должна третья инструкция будет на дома с конвейере. Теперь в нашем инструментарии отдел активных продаж, Яндекс. Все инструкции, следующие за фиолетовой инструкцией, задерживаются на один такт, и упаковщиков исполняемых файлов. Обратной стороной медали в данном конвейеры в 7, 10 или даже 20 уровней как, например, полностью закончиться прежде, чем следующая.

Дом с конвейера: ГК Wood Mark запустила серийное производство. Заказчик сможет подобрать для себя оптимальный вариант дома. Модульные дома с производственного конвейера - качественно и быстро. Словосочетание модульный дом часто ассоциируется в России с одной из. В последнее время на строительном рынке появилось немало компаний, которые производят практически готовые дома в заводских условиях.