рыночная стоимость элеватора

элеватор суфле грязи

Со времен Генри Форда идея конвейера состоит в том, чтобы как можно меньше дать тем, кто трудится, но при этом получить как можно более эффективное производство. Сейчас мы рассмотрим это на примере конвейера команд в микропроцессоре. Вот одно, самое главное, замечание о пользе конвейера. Вспомните такую картину: расходящиеся круги на поверхности озера от брошенного в воду камня. Точно такая же «картина» имеет место и в кристалле, если схема не имеет регистров. Изменение счетчика команд действует подобно описанному выше камню.

Рыночная стоимость элеватора бу фольксваген транспортер в самаре

Рыночная стоимость элеватора

Собственно, и в том, и в другом случае первоначальная задача — привлечь аграриев с их зерном на свой элеватор. Сделать это становится все сложнее, потому что фермеры «сами с усами» — строят свои элеваторы, входят в торговлю с трейдерами без посредников и уже посматривают в сторону экспорта напрямую.

Читать по теме: Элеватор как бизнес: Расчет элеваторных мощностей. Элеватор как бизнес: Расположение зернохранилища. Первое и главное, чем привлекают элеваторы поклажедателей — это выгодные условия и, конечно же, цены. Есть уникальные элеваторы, которые умудряются дать за зерно цены даже выше, чем у некоторых транснационалов.

Один из таких элеваторов в Харьковской области делает до 7 оборотов на своих больше 50 тысячах единовременного хранения. Конкурентам остается только разводить руками: «Как? Предполагают, что в каких-то моментах торговля может идти в убыток элеватору, однако эти «неудачные» покупки нивелируются за счет большого вала зерна.

Торговля за «черный нал» также делает сотрудничество аграриев с некоторыми элеваторами более привлекательным. Инструмент не совсем легальный, но такие формы расчета практикуют, как правило, с мелкими фермерами. Отдельные компании благодаря торговле за нал обеспечивают себе неплохие объемы. Чтобы предложить аграрию высокую цену, нужно выстроить продуманную стратегию всей своей деятельности в комплексе. Есть компании, для которых покупка и продажа зерна — только вспомогательные инструменты.

Зарабатывают они на услугах. Таким образом, снизив свою торговую маржу, компания увеличивает доходность за счет повышения грузопотока на элеватор»,— приводит пример коммерческий директор «ОЛАМ Белоцерковский элеватор» Кирилл Бондаренко. Многие компании с элеваторами, кроме обычной торговли, занимаются еще и трейдингом. Но один трейдер на зернохранилище — этого уже не достаточно, чтобы привлечь как можно больше клиентов.

Аграрии хотят иметь выбор, поэтому элеваторы пытаются сотрудничать со многими экспортерами одновременно — они предлагают аграриям конкурентные цены за зерно, а элеватор, опять-таки за счет вала тоже имеет свой заработок. Кстати, сотрудничество с большим количеством трейдеров и заработок на услугах взаимосвязаны. Аграрий больше доверяет элеваторам, с которыми работают транснациональные торговые компании.

На таких элеваторах закупочная цена на товар выше, а также велика перспектива долгосрочных партнерских программ по льготным для агрария тарифам на услуги элеватора, в отличие от элеваторов, у которых не сложились отношения с топ-трейдерами»,— добавляет Кирилл Бондаренко.

По его словам, у каждого трейдера есть свой рейтинг элеваторов. И чем выше зернохранилище в этом рейтинге, тем больше ему доверяют. Таким элеваторам торговые компании могут предоставлять даже предоплату для закупки сельхозпродукции. Элеватор должен быть привлекателен как своим сервисом, так и возможностью предложить сельхозпроизводителю реализовать урожай по максимально выгодным ценам в регионе.

Поэтому зернохранилище без осуществления коммерческой деятельности в сфере купли-продажи сельхозпродукции не привлекателен для аграриев и, вследствие, приносит убытки исключение — элеваторы, принадлежащие компаниям с собственным земельным банком »,— подчеркивает Кирилл Бондаренко. Не все элеваторы выставляют свои тарифы в свободный доступ, а тем, кто все же их обналичивает, не всегда можно верить.

Ведь многие зернохранилища в ценовой политике подходят к каждому клиенту индивидуально. Тарифы регулируются на договорной основе с учетом разных факторов — продажи зерна, его хранения, подработки, и так далее. Ты решил попробовать с нами сотрудничать на малых объемах или завезешь крупную партию?

Продашь свое зерно элеватору или трейдерам? Будем работать по переписи или будешь хранить до марта? И от ответов на эти вопросы зависят ценовые условия,— обнародует жизненные реалии эксперт элеваторной отрасли Игорь Швагер. Если собираешься продавать этому предприятию, то есть вариант не платить за отгрузку, за нее потом заплатит покупатель.

Одним словом, вариантов расчета элеватора с клиентами масса. И в подробностях никто их не раскроет». Есть правда компании, которые публично озвучивают свои ценовые «плюшки», и они раздаются всем. К примеру, в этом сезоне отдельные компании досушивали один тонно-процент подсолнечника и кукурузы фермерам бесплатно, не брали оплату за месяц хранения этих культур, и так далее. Индивидуальный подход заключается не только в гибкой ценовой политике.

Успешные элеваторы подстраиваются под клиента и в графике работы. Если к вам хотят привезти зерно в выходной, неурочное время или в непогоду, то нужно выводить людей принимать зерно. Иначе больше этот клиент никогда к вам не обратится, да еще и отговорит других. Есть и еще один важный момент — это личное общение представителей элеваторов с фермерами. Здесь очень многое зависит от человека, который выстраивает коммуникации — желательно, чтобы это делал непосредственно директор элеватора.

Так уж устроена психология людей — они больше доверяют «статусности». Одно дело — с фермером общается рядовой менеджер, который завтра может уволиться, и совсем другое в восприятии агрария, когда с ним общается руководитель элеватора. Как считают эксперты, директор на коммерческом элеваторе должен быть в первую очередь креативным и эффективным менеджером, переговорщиком.

От его умения коммуницировать зависит очень многое. Ну, и немаловажно, чтобы директора на элеваторе не менялись, как зерно на конвейере. Для партнеров и клиентов элеватора частая смена руководителей некомфортна, не говоря уже о том, что это наводит на мысль — в компании не все так однозначно. Работа с маленькими партиями зерна, нишевыми культурами, формирование партий нужного качества, благодаря подработке и смешиванию — это, по сути, тоже индивидуальный подход к клиенту.

Сегодня остаются открытыми вопросы с зерном, зараженным фузариозом, головней и т. Элеваторы еще не научились подрабатывать такое зерно и возвращают партии аграриям, что не выгодно ни зернохранилищам, ни фермерам. Если научиться сообща справляться с подобными проблемами — будет плюс для обеих сторон. На первый взгляд, «манипуляции» с таким зерном, да еще с небольшими партиями приносят больше головной боли, нежели объемов и прибыли. Однако таким образом вы завоевываете лояльность фермера. Если он увидит, что элеватор его не обидел, помог спасти зерно или сформировать партию более высокого качества, то повышается вероятность сделать этого агрария вашим постоянным клиентом уже с более серьезными объемами.

Увеличит шансы на более высокую прибыль также работа с максимальным количеством культур. Но, опять, таки, для этого на зернохранилище должны быть либо напольные склады, либо силосы разных объемов. С объемными силосами этот вопрос вообще снимается.

К примеру, привезли на элеватор тонн сорго или гороха, а у вас силосы на 12 тысяч тонн, и что с этими партиями делать? Ничего»,— говорит директор «Белозаводского элеватора» Сергей Щербань. Он убежден, на элеваторе нужны емкости разных объемов хранения, включая совсем маленькие — для нишевых культур. Но многие элеваторы отказываются от работы с ними — даже если нужно банально почистить и отгрузить в вагон, потому что либо технологически не могут выполнить подработку, либо при работе с нишевыми несут огромные потери»,— отмечает эксперт.

Сегодня многие компании не ждут, пока фермеры довезут, или не довезут им на элеваторы свое зерно, а действуют на опережение. Они обзаводятся комбайнами и зерновозами и начинают сотрудничество с аграриями прямо с полей, а точнее с уборки урожая. Это увеличивает шансы, что собранное зерно попадет на элеватор именно той компании, в чьей собственности находится зерноуборочная техника и автомобили.

Таким образом, элеваторы увеличивают себе обороты и выигрывают конкуренцию в битве за фермерское зерно. Как пример, свои зерновозы имеют ГК «Прометей» , G. Для той сделки элеваторы были оценены в 4,75 млрд руб. Задолженность компаний Пинкевича перед банком составляла 3,15 млрд руб. Представитель банка не стал комментировать, связано ли сокращение задолженности с продажей элеваторов.

На 10 элеваторов приходилась примерно треть всего хранения «Настюши». Элеваторы находились под управлением Россельхозбанка с г. Банк провел торги в соответствии с директивой правительства, говорится в ответе Россельхозбанка. Представитель вице-премьера Аркадия Дворковича, курирующего сельское хозяйство, это не комментирует.

Три элеватора, которые Россельхозбанк еще не продал, — «Величковский» станица Старовеличковская, 95 т , «Албашский» станица Новоминская, т и «Степнянский» село Красное Кущевского района, 88 т , торги ими признаны несостоявшимися. Ажиотажного спроса на элеваторы и нет, знает Сизов: раньше экспортеры зерна интересовались элеваторами, а сейчас они больше ориентируются на закупку в портах. По информации одного из трейдеров, из-за непрогнозируемой ситуации на рынке экспортеры перестали делать большие закупки зерна и сами распродают элеваторы.

Harvard Business Review. Как потратить. Справочник компаний. Ранее по теме: Россельхозбанк на треть сократит долю просроченных кредитов. Ранее по теме: РСХБ наполовину помогут. Разница — 1,6 млрд Россельхозбанк открыл 10 элеваторам кредитные линии в г. Ранее по теме: Россельхозбанк сократил чистый убыток почти в 2 раза в первом полугодии.

СТАРЫЕ ФОТОГРАФИИ ЭЛЕВАТОРА

Читать по теме: Элеватор как бизнес: Расчет элеваторных мощностей. Элеватор как бизнес: Расположение зернохранилища. Первое и главное, чем привлекают элеваторы поклажедателей — это выгодные условия и, конечно же, цены. Есть уникальные элеваторы, которые умудряются дать за зерно цены даже выше, чем у некоторых транснационалов. Один из таких элеваторов в Харьковской области делает до 7 оборотов на своих больше 50 тысячах единовременного хранения.

Конкурентам остается только разводить руками: «Как? Предполагают, что в каких-то моментах торговля может идти в убыток элеватору, однако эти «неудачные» покупки нивелируются за счет большого вала зерна. Торговля за «черный нал» также делает сотрудничество аграриев с некоторыми элеваторами более привлекательным.

Инструмент не совсем легальный, но такие формы расчета практикуют, как правило, с мелкими фермерами. Отдельные компании благодаря торговле за нал обеспечивают себе неплохие объемы. Чтобы предложить аграрию высокую цену, нужно выстроить продуманную стратегию всей своей деятельности в комплексе.

Есть компании, для которых покупка и продажа зерна — только вспомогательные инструменты. Зарабатывают они на услугах. Таким образом, снизив свою торговую маржу, компания увеличивает доходность за счет повышения грузопотока на элеватор»,— приводит пример коммерческий директор «ОЛАМ Белоцерковский элеватор» Кирилл Бондаренко. Многие компании с элеваторами, кроме обычной торговли, занимаются еще и трейдингом.

Но один трейдер на зернохранилище — этого уже не достаточно, чтобы привлечь как можно больше клиентов. Аграрии хотят иметь выбор, поэтому элеваторы пытаются сотрудничать со многими экспортерами одновременно — они предлагают аграриям конкурентные цены за зерно, а элеватор, опять-таки за счет вала тоже имеет свой заработок.

Кстати, сотрудничество с большим количеством трейдеров и заработок на услугах взаимосвязаны. Аграрий больше доверяет элеваторам, с которыми работают транснациональные торговые компании. На таких элеваторах закупочная цена на товар выше, а также велика перспектива долгосрочных партнерских программ по льготным для агрария тарифам на услуги элеватора, в отличие от элеваторов, у которых не сложились отношения с топ-трейдерами»,— добавляет Кирилл Бондаренко.

По его словам, у каждого трейдера есть свой рейтинг элеваторов. И чем выше зернохранилище в этом рейтинге, тем больше ему доверяют. Таким элеваторам торговые компании могут предоставлять даже предоплату для закупки сельхозпродукции. Элеватор должен быть привлекателен как своим сервисом, так и возможностью предложить сельхозпроизводителю реализовать урожай по максимально выгодным ценам в регионе.

Поэтому зернохранилище без осуществления коммерческой деятельности в сфере купли-продажи сельхозпродукции не привлекателен для аграриев и, вследствие, приносит убытки исключение — элеваторы, принадлежащие компаниям с собственным земельным банком »,— подчеркивает Кирилл Бондаренко. Не все элеваторы выставляют свои тарифы в свободный доступ, а тем, кто все же их обналичивает, не всегда можно верить. Ведь многие зернохранилища в ценовой политике подходят к каждому клиенту индивидуально.

Тарифы регулируются на договорной основе с учетом разных факторов — продажи зерна, его хранения, подработки, и так далее. Ты решил попробовать с нами сотрудничать на малых объемах или завезешь крупную партию? Продашь свое зерно элеватору или трейдерам? Будем работать по переписи или будешь хранить до марта? И от ответов на эти вопросы зависят ценовые условия,— обнародует жизненные реалии эксперт элеваторной отрасли Игорь Швагер.

Если собираешься продавать этому предприятию, то есть вариант не платить за отгрузку, за нее потом заплатит покупатель. Одним словом, вариантов расчета элеватора с клиентами масса. И в подробностях никто их не раскроет». Есть правда компании, которые публично озвучивают свои ценовые «плюшки», и они раздаются всем. К примеру, в этом сезоне отдельные компании досушивали один тонно-процент подсолнечника и кукурузы фермерам бесплатно, не брали оплату за месяц хранения этих культур, и так далее.

Индивидуальный подход заключается не только в гибкой ценовой политике. Успешные элеваторы подстраиваются под клиента и в графике работы. Если к вам хотят привезти зерно в выходной, неурочное время или в непогоду, то нужно выводить людей принимать зерно. Иначе больше этот клиент никогда к вам не обратится, да еще и отговорит других. Есть и еще один важный момент — это личное общение представителей элеваторов с фермерами. Здесь очень многое зависит от человека, который выстраивает коммуникации — желательно, чтобы это делал непосредственно директор элеватора.

Так уж устроена психология людей — они больше доверяют «статусности». Одно дело — с фермером общается рядовой менеджер, который завтра может уволиться, и совсем другое в восприятии агрария, когда с ним общается руководитель элеватора. Как считают эксперты, директор на коммерческом элеваторе должен быть в первую очередь креативным и эффективным менеджером, переговорщиком. От его умения коммуницировать зависит очень многое. Ну, и немаловажно, чтобы директора на элеваторе не менялись, как зерно на конвейере.

Для партнеров и клиентов элеватора частая смена руководителей некомфортна, не говоря уже о том, что это наводит на мысль — в компании не все так однозначно. Работа с маленькими партиями зерна, нишевыми культурами, формирование партий нужного качества, благодаря подработке и смешиванию — это, по сути, тоже индивидуальный подход к клиенту. Сегодня остаются открытыми вопросы с зерном, зараженным фузариозом, головней и т. Элеваторы еще не научились подрабатывать такое зерно и возвращают партии аграриям, что не выгодно ни зернохранилищам, ни фермерам.

Если научиться сообща справляться с подобными проблемами — будет плюс для обеих сторон. На первый взгляд, «манипуляции» с таким зерном, да еще с небольшими партиями приносят больше головной боли, нежели объемов и прибыли. Однако таким образом вы завоевываете лояльность фермера. Если он увидит, что элеватор его не обидел, помог спасти зерно или сформировать партию более высокого качества, то повышается вероятность сделать этого агрария вашим постоянным клиентом уже с более серьезными объемами.

Увеличит шансы на более высокую прибыль также работа с максимальным количеством культур. Но, опять, таки, для этого на зернохранилище должны быть либо напольные склады, либо силосы разных объемов. С объемными силосами этот вопрос вообще снимается. К примеру, привезли на элеватор тонн сорго или гороха, а у вас силосы на 12 тысяч тонн, и что с этими партиями делать?

Ничего»,— говорит директор «Белозаводского элеватора» Сергей Щербань. Он убежден, на элеваторе нужны емкости разных объемов хранения, включая совсем маленькие — для нишевых культур. Но многие элеваторы отказываются от работы с ними — даже если нужно банально почистить и отгрузить в вагон, потому что либо технологически не могут выполнить подработку, либо при работе с нишевыми несут огромные потери»,— отмечает эксперт.

Сегодня многие компании не ждут, пока фермеры довезут, или не довезут им на элеваторы свое зерно, а действуют на опережение. Они обзаводятся комбайнами и зерновозами и начинают сотрудничество с аграриями прямо с полей, а точнее с уборки урожая. Это увеличивает шансы, что собранное зерно попадет на элеватор именно той компании, в чьей собственности находится зерноуборочная техника и автомобили. Таким образом, элеваторы увеличивают себе обороты и выигрывают конкуренцию в битве за фермерское зерно.

Как пример, свои зерновозы имеют ГК «Прометей» , G. Постоянно обновляет свой автопарк «Агрейн Транс» , который входит в компанию «Агрейн». Автопарк компании состоит из 70 тягачей Scania с полуприцепами для сельскохозяйственных грузов. Как поступить? Подскажите пожайлуста. От: Monday, April 20, PM. Если оцениваете элеватор, берите за аналоги тоже элеваторы, причем соответствующего типа хранения. Как вы собираетесь производстенные базы пересчитывать - по метрам? В элеваторах метры круглые и глубокие.

Очень важный фактор - загрузка, мощности могут быть загружены далеко не полностью - вот вам внешний износ. Я бы за базу доходник брал, по ценам хранения и перевалки, ну и рынок таких объектов все таки был до кризиса, ориентиры можно найти. Затратник справочно. Дело в том, что элеваторы продают как имущественные комплексы, а мы оцениваем только недвижимость.

А допустим нет элеватора как такового, нет бизнеса, есть только строения, получается что ничего не стоит тогда. Элеватор если мы говорим об элеваторе вертикального хранения это большой корпус с "банками" в которых собственно и хранится зерно, несколько вспомогательных помещений и движимое имущество нории, транспортеры, вентиляторы и т.

Все это составляет имущественный комплекс. Если есть мукомольное производство - это еще оборудование и склады для муки. Что из этого Вам предлагается оценить? Если нет бизнеса, а есть недвижимоть, которая не используется, тогда Вы сами ответили на вопрос - это ничего не стоит, потому как никому не нужно.

От: Tuesday, April 21, PM. Элеватор дейстующий. Но Заказчик в залог хочет отдать только недвижку, это и в задании на оценку четко прописано. И покупался данный объект по двум договорам: отдельно недвижка, отдельно оборудование. Так что ценить надо только здания и сооружения. Тогда советую Вам проговорить этот вопрос с банком, если он известен, насколько приемлем для банка такой вариант залога. Возможно они подскажут свое видение подхода к оценке и Вам потом будет легче на вопросы отвечать.

Если банк, куда предполагается нести отчет неизвестен, что маловероятно для текущей ситуации, то Вы не ограничены в своем выборе методических инструментов. Если цель оценки - получение более-менее достоверного значения стоимости, я бы оценивал элеватор как бизнес-объект в смысле - имущественный комплекс с учетом его реальной доходности это даст Вам возможность корректно учесть внешний износ и выделял бы долю недвижимости пропорционально например величине амортизированных затрат такой переводной западный термин - то есть стоимости отдельных элементов, полученной при использовании затратного подхода.

Подход, конечно, трудоемкий и нестандартный, но, боюсь, чистый затратник, а он здесь единственно впрямую применим , может дать совсем неадекватный результат. При этом надо отсечь неиспользуемые части комплекса, если они есть.

Вариант мне с чего состоит скребковый конвейера понравилось,посмеялась))) Жаль